§1. Тшува поднимает человека над всеми низкими положениями..

Орот а тшува
Глава двенадцатая
Влияние тшувы на процессы духа жизни и на деяния вообще

(Источник на иврите ниже)

1

Тшува поднимает человека над всеми низкими положениями, которые есть в мире, но при этом он не становится чужим для мира, но  возвышает мир и жизнь с собой. Сами наклонности греха находят в нём очищение. Могучее желание, взламывающее  все границы, которое стало причиной  греха, оно же само становится силой живой, творящей великое и возвышенное для добра и для благословения. И величие жизни из источника святого, высшего сопутствует всегда тшуве и тем, кто несёт её знамя. Ведь именно они — соль (солет= тонкая мука) всей жизни, призывающие к её исправлению,  устранению препон и возвращению к природе добра и истинного счастья, к жизни  возвышенной   и  подлинно  свободной,подобающей человеку, поднимающемуся вверх в согласии с его духовным источником и его основой в образе Б-га.

א.

הַתְּשׁוּבָה מְרִימָה אֶת הָאָדָם לְמַעְלָה מִכָּל הַשִּׁפְלֻיּוֹת הַנִּמְצָאוֹת בָּעוֹלָם, וְעִם זֶה אֵינֶנּוּ נַעֲשֶׂה זָר אֶל הָעוֹלָם, אֶלָּא הוּא מְרוֹמֵם עִמּוֹ אֶת הָעוֹלָם וְאֶת הַחַיִּים. אוֹתָן הַנְּטִיּוֹת שֶׁל הַחֵטְא הֵן מִזְדַּכְּכוֹת בּוֹ, הָרָצוֹן הָעַז, הַפּוֹרֵץ כָּל גְּבוּל, שֶׁגָּרַם לַחֵטְא, הוּא בְּעַצְמוֹ נַעֲשֶׂה כֹּחַ חַי וּפוֹעֵל גְּדוֹלוֹת וְנִשְׂגָּבוֹת לְטוֹבָה וְלִבְרָכָה. וּגְדֻלָּה שֶׁל חַיִּים מִמְּקוֹר הַקֹּדֶשׁ הָעֶלְיוֹן חוֹפֶפֶת תָּמִיד עַל הַתְּשׁוּבָה וְעַל כָּל נוֹשְׂאֵי דִּגְלָהּ, שֶׁהֵם הֵם הַסֹּלֶת שֶׁל כָּל הַחַיִּים, הַקּוֹרְאִים לְתִקּוּנָם, לַהֲסָרַת מִכְשׁוֹלִים וּלְשִׁיבָה אֶל טֶבַע הַטּוֹב וְהָאֹשֶׁר הָאֲמִתִּי, אֶל הָעֶלְיוֹנִיּוּת הַנִּשְׂגָּבָה הַחָפְשִׁית בֶּאֱמֶת, הָרְאוּיָה לָאָדָם הָעוֹלֶה לְמַעְלָה עַל פִּי מְקוֹרוֹ הָרוּחָנִי וִיסוֹדוֹ בְּצֶלֶם אֱלֹהִים .

 

§6. Всякое доброе дело злодея идет к месту злодейства и нечистоты

Орот а тшува
Глава одинадцатая
Источники Тшувы в общем бытии мироздания и в высших духовных сферах.

(Источник на иврите ниже)

6

Согласно тайному учению, всякое доброе дело злодея идет к месту злодейства и нечистоты; и несмотря на то, что Всевышний не лишает его награды и расплачивается с ним в этом мире также за лёгкую заповедь, которую он сделал, тем не менее, всё это не что иное, как часть злодейства.

Тем более, всякое преступление и грех праведника, несмотря на то, что «на земле будет отплачено ему» и «вокруг него сильная буря», и всё же,  здесь работает принцип: «доброе качество преобладает», усиливая и увеличивая свет святой и добрый.

Отсюда мы можем понять о народах в целом, что всякое добро злодейского народа усиливает мировое зло, и «милосердие народов — грех».

Что же касается Израиля, «народа праведного, хранящего веру», то Вс-вышний весьма требователен к тем, кто » вокруг Него»  (праведникам), ( предъявляя претензии)  » в толщину волоса», и о народе в целом сказано: «только вас знал я из всех семейств земных, поэтому вспомню вам все  преступления ваши».

Но ведь всякий грех, приходящий из такого источника, который в большей части хорош, (а это знак,  что внутри, в глубине он он весь хорош), — истинно, есть в нем,  в его внутренней сокровищнице, свет большой и великое спасение. И от преступления братьев Йосефа питался весь мир в целом;  и «во всяком проявлении гнева ( или: при всяком нарушении Торы) да будут их нужды перед Тобой!» Однако, порядок таков, что благо и строительство мира, происходящее из греха, нуждается в том, чтобы быть сильно очищенным, прежде чем пригодится  оно для совершенствования всего творения. И очищение это — мера страданий, отчищающих грех, иначе говоря: очищающих грех, пришедший из глубин добра — от его внешнего безобразия, и утверждающих его на  его внутренней основе , живущей жизнью истинной и святой. И поскольку нет вещи потерянной во всех деяниях праведников, «лист его не увянет, и во всём, что будет делать, преуспеет», поэтому должен каждый грех, даже мельчайший из мелких, быть очищенным,  чтобы стать пригодным для служения этому общему процессу, высшему и безупречному, для которого предназначено каждое движение святой души, » ибо знает Г- сподь путь праведных», только Б- г знает о том месте, которого не могут достичь все мысли всех сотворённых.

И всякая тшува из любви достигает этого внутреннего места, откуда всё сделанное, задним числом, является благом и построением цельности и справедливости, а злонамеренные проступки, превратившиеся в заслуги, не  нуждаются в повторном сотворении, но только в  раскрытии их подлинной сути. Ибо даже новое небо и новая земля, которые будут созданы  Всевышним во времена Машиаха, не требуют обновления, ведь существуют и стоят они, как сказано: «как новое небо и новая земля, которые Я делаю, стоят». «Будут стоять» не сказано, но «стоят».

ו.

עַל פִּי יְסוֹד הָרָזִים, כָּל מַעֲשֶׂה הַטּוֹב שֶׁל הָרָשָׁע הוֹלֵךְ לִמְקוֹם הָרִשְׁעָה וְהַטֻּמְאָה, אַף עַל פִּי שֶׁבְּכָל זֹאת אֵין הַקָּדוֹשׁ-בָּרוּךְ-הוּא מְקַפֵּחַ אֶת שְׂכָרוֹ וּמְשַׁלֵּם לוֹ בָּעוֹלָם הַזֶה גַּם שְׂכַר מִצְוָה קַלָּה שֶׁעָשָׂה, אַךְ כָּל זֶה הוּא חֵלֶק הָרִשְׁעָה, קַל וָחֹמֶר שֶׁכָּל עָווֹן וְחֵטְא שֶׁל צַדִּיק, אַף עַל פִּי שֶׁ»בָּאָרֶץ יְשֻׁלָם» וּ»סְבִיבָיו נִשְׂעֲרָה מְאֹד», מִכָּל-מָקוֹם הַכֹּל הוֹלֵךְ מִדִּין מִדָּה טוֹבָה מְרֻבָּה, לְחַזֵּק וּלְגַדֵּל אֶת אוֹר הַקֹּדֶשׁ וְהַטּוֹב. מִזֶּה אָנוּ מְבִינִים בִּכְלָלוּת הָעַמִּים, שֶׁכָּל טוֹבָה שֶׁל אֻמָּה רְשָׁעָה מְחַזֶּקֶת הִיא אֶת הָרִשְּעָה הָעוֹלָמִית, וְ»חֶסֶד לְאֻמִּים — חַטָּאת», וּבְיִשְׂרָאֵל «גּוֹי צַדִּיק שֹׁמֵר אֱמֻנִים», שֶׁהַקָּבָּ»ה מְדַקְדֵּק עִם «סְבִיבָיו», «כְּחוּט הַשַּׂעֲרָה», וּבִכְלָלוּתָם «רַק אֶתְכֶם יָדַעְתִּי מִכֹּל מִשְׁפְּחוֹת הָאֲדָמָה, עַל כֵּן אֶפְקֹד עֲלֵיכֶם אֵת כָּל עֲוֹנֹתֵיכֶם». הֲרֵי כָּל חֵטְא שֶׁבָּא מִמָּקוֹר כָּזֶה שֶׁרֻבּוֹ טוֹב, מַה שֶּׁהוּא אוֹת שֶׁבֶּאֱמֶת בִּפְנִימִיּוּתוֹ כֻּלּוֹ הוּא טוֹב, יֵשׁ בּוֹ בֶּאֱמֶת, בְּגִנְזֵי פְּנִימִיּוּתוֹ אוֹר גָּדוֹל וִישׁוּעָה רַבָּה, וַעֲבֵירָתָם שֶׁל שְׁבָטִים כִּלְכְּלָה אֶת כָּל הָעוֹלָם כֻּלּוֹ, וּ»בְכָל פָּרָשַׁת הָעִבּוֹר יִהְיוּ צָרְכֵיהֶם לְפָנֶיךָ». אֶלָּא שֶׁכָּךְ הִיא הַמִּדָּה, שֶׁהַטּוֹב וְהַבִּנְיָן הָעוֹלֶה מִתּוֹךְ הַחֵטְא צָרִיְך הוּא שֶׁיְּזֻקַּק הַרְבֵּה עַד שֶׁיִּהְיֶה עוֹלֶה לְשִׁכְלוּל הַיְצוּר כֻּלּוֹ, וְהַזִּקּוּקּ הוּא מִדַּת הַיִּסּוּרִין מְמָרְקֵי הַחֵטְא, כְּלוֹמַר: הַמְזַקְּקִים אֶת הַחֵטְא הַבָּא מֵעֹמֶק הַטּוֹב — מִכָּל כִּעוּר הַחִיצוֹנִיּוּת שֶׁלּוֹ, וּמַעֲמִידִים אוֹתוֹ עַל יְסוֹדוֹ הַפְּנִימִי הַחַי חַיֵּי אֱמֶת וָקֹדֶשׁ. וּמִתּוֹךְ שֶׁאֵין דָּבָר אָבוּד בְּכָל מַעֲשֵׂיהֶם שֶׁל צַדִּיקִים, «וְעָלֵהוּ לֹא יִבּוֹל וְכֹל אֲשֶׁר יַעֲשֶׂה יַצְלִיחַ», עַל כֵּן צָרִיְך כָּל חֵטְא, גַּם קַל וְקָטָן שֶׁבַקְּטַנִּים, לְהִזְדַּקֵּק, כְּדֵי לִהְיוֹת מֻכְשָׁר לְשַׁמֵּשׁ אוֹתוֹ הַפֹּעַל הַכְּלָלִי הָעֶלְיוֹן וְהַמְצֻחְצָח, שֶׁנּוֹעֲדָה לוֹ כָּל תְּנוּעָה שֶׁל נְשָׁמָה קְדוֹשָׁה, «כִּי יוֹדֵעַ ד’ דֶּרֶךְ צַדִּיקִים», רַק ד’ יוֹדֵעַ, בְּמָקוֹם שֶׁכָּל שַׂרְעַפֵּי כָּל נוֹצָר לֹא יַגִּיעוּ. וְכָל תְּשׁוּבָה מֵאַהֲבָה בָּאָה עַד אוֹתוֹ הַמָּקוֹר הַפְּנִימִי, שֶׁמִּשָּׁם כָּל הֶעָשׂוּי הוּא טוֹב וּבִנְיָן שֶׁל תֹּם וָיֹּשֶר לְמַפְרֵעַ, וְהַזְּדוֹנוֹת הַמִּתְהַפְּכִים לִזְּכֻיּוֹת אֵינָם צְרִיכִים לִיצִירָה חֲדָשָׁה כִּי אִם לְהִתְגַּלּוּת מְקוֹרִיּוּתָם. כִּי גַּם הַשָּׁמַיִם הַחֲדָשִׁים וְהָאָרֶץ הַחֲדָשָׁה, שֶׁעָתִיד הַקָּבָּ»ה לַעֲשׂוֹת בִּימֵי מָשִׁיחַ, אֵינָם צְרִיכִים חִדּוּשׁ, כִּי קַיָּמִים וְעוֹמְדִים הֵם, שֶׁנֶּאֱמַר: «כַּאֲשֶׁר הַשָּׁמַיִם הַחֲדָשִׁים וְהָאָרֶץ הַחֲדָשָׁה אֲשֶׁר אֲנִי עֹשֶׂה עֹמְדִים», יַעַמְדוּ לֹא נֶאֱמַר, אֶלָּא עוֹמְדִים.

 

§15. Еврейская близость к Богу: Естественная и осознанная

Невозможно человеку уйти от связанности с Богом,  и невозможно собранию Израиля отделиться от Оплота спасения, света Бога Израиля.

Однако, в этой невозможности, проявляющейся во всех поколениях, есть изначальная вынужденность, которая не позволяет ясности сознания проявить себя в действии.

Поэтому  приходит время, когда забвение нападает на человека, и лики ( сущности) отсекаются друг от друга, настолько, что абсолютное разделение становится возможным. И по прошествии забвения, на месте неотъемлемой части; соединения вынужденного, “спиной к спине”, возвышается красота человеческая  во всем её сиянии, такая, что разумный выбор призывает возвестить: “Она есть плоть от плоти моей”. И мир готов к явлению жизни и порождений ее, существующих вечно.

Возможность говорить отстраненно, свысока  про отход от веры, атеизм; полное разделение — это детища рассечения, приводящего к полному воссоединению, свободному (в выборе) образа (соединения).  «Как радуется жених невесте, так возрадуется тебе Бог твой».

Та же картина наблюдается в отношениях Торы и народа, когда изначальная связь постепенно разрушается,  посредством рассечения во сне. Но конечная цель рассечения — это строительство, приводящее к более совершенному объединению.

 И Тора возвращается к изучающим её. «И все сыновья твои — ученики Бога, и возвеличится мир твоих сыновей».

הדבקות הישראלית הטבעית והשכלית

אי אפשר לאדם להפרד מהדבקות האלהית, ואי אפשר לכנסת ישראל להפרד מצור ישעה, אור ד’ אלהי
ישראל. אבל האי אפשריות הזאת, ההולכת ומופיעה בכל הדורות, יש בה הכרח טבעי, שאיננו נותן מקום
לבהירת הדעת לגלות את פעולתה. על כן באים ימים, שתרדמה נופלת על האדם, והפרצופים ננסרים זה
מזה, עד שהפירוד הגמור נעשה אפשרי. וככלות התרדמה, במקום צלע מחוברת, חיבור טבעי, גב לגב,
עומדת תפארת אדם בכליל הדרה, שהבחירה השכלית מכרת לומר, זאת הפעם עצם מעצמי ובשר מבשרי.
והעולם מתכונן, כהופעת חיים ותולדות קיימות עדי עד. האפשרות לדבר גבוהה גבוהה, על דבר שמד,
כפירה, ע»ד פירודים מוחלטים, הם תולדותיה של הנסירה, המביאה לידי ההתאחדות הגמורה, הצורית
החופשית, כמשוש חתן על כלה ישיש עליך אלהיך. החזיון מתגלה ביחושה של התורה אל האומה,
שהחיבור הטבעי הולך ומתפרד, ע»י הנסירה התרדמית, וגמר הנסירה הוא תוכן הבנין, המביא לאחדות
משוכללת. ותורה חוזרת ללומדיה, וכל בניך למודי ורב שלום בניך.

§1, §2 Потоки тшувы, подобны волнам пламени на теле солнца

Орот а тшува
Глава четвёртая
Личная и общественная Тшува Мира и народа Израиля

(Источник на иврите ниже)

1

Неудержимы потоки тшувы, частной и общей, подобны  волнам пламени на теле солнца, восстающим и поднимающимся в извечной  войне; и они дают жизнь множеству миров и бесчисленным созданиям. Нет сил запечатлеть всё изобилие  цветов спектра этого великого Солнца, светящего всем мирам, — Солнца Тшувы, — из-за их текучести и многообразия, из-за их удивительной быстроты, из-за того, что они сами собой приходят из Источника Жизни, а ведь  даже Время — лишь одна из ограниченных форм Его проявления.

Душа человека и общества, этого мира и всех миров, как страшная  львица, кричит в родовых муках своих по окончательному исправлению, по идеальной реальности; и мы чувствуем эту боль, и она  очищает нас. Как соль улучшает вкус мяса, так она “подслащивает” нашу “горечь”.

Словами не  выразить эту мысль, широкую, как небо; к единству Единого возносим сердце, к Именам Его направляем разум: точка — новые небо и земля и наполняющие их заключены там; буква —  миры раскрываются; слова — мириады миров и сонм творений, безмятежный и ликующий, полный радости Бога богов, полный мира и истины.

И душа исправляется постоянно.

2

С помощью тшувы всё возвращается к Богу. 

Благодаря существованию силы тшувы, властвующей во всех мирах, возвращается всё и связывается  с совершенным Божественным бытием. 

Через идеи тшувы, её воззрения и переживания, все мысли, идеи и мнения, желания и чувства  преобразуются и возвращаются к истоку своей сущности, обретая прочное основание в святом божественном содержании.

פרק ד.

 הַתְּשׁוּבָה הַפְּרָטִית הַיְחִידִית וְהַתְּשׁוּבָה הַכְּלָלִית הַצִּבּוּרִית הָעוֹלָמִית, בָּעוֹלָם וּבִכְנֶסֶת יִשְׂרָאֵל

א.

שׁוֹטְפִים הֵם זִרְמֵי הַתְּשׁוּבָה, הַפְּרָטִית וְהַכְּלָלִית, דִּמְיוֹנָם כְּגַלֵּי שַׁלְהָבוֹת שֶׁעַל גּוּף הַשֶּׁמֶשׁ, אֲשֶׁר בְּמִלְחֶמֶת-עַד הֵם מִתְפָּרְצִים וְעוֹלִים, וְהֵם נוֹתְנִים חַיִּים לַהֲמוֹן עוֹלָמִים וְלִיצוּרִים אֵין סְפוֹרוֹת. אֵין כֹּחַ לִקְלֹט אֶת הֶהָמוֹן הָרַב שֶׁל הַצְּבָעִים הָרַבִּים אֲשֶׁר לַשֶּׁמֶשׁ הַגְּדוֹלָה הַזֹּאת הַמְאִירָה לָעוֹלָמִים כֻּלָּם, שֶׁמֶשׁ הַתְּשׁוּבָה, מִפְּנֵי שִׁטְפָם וְרִבּוּיָם, מִפְּנֵי מְהִירוּתָם הַנִּפְלָאָה, מִפְּנֵי שֶׁהֵם בָּאִים מִמְּקוֹר הַחַיִּים בְּעַצְמָם, שֶׁהַזְּמַן בְּעַצְמוֹ הוּא רַק אֶחָד מֵהַתַּבְנִיּוֹת הַמְצֻמְצָמוֹת שֶׁלּוֹ. 

הַנְּשָׁמָה הַיְחִידִית וְהַצִּיבּוּרִית, הָעוֹלָמִית וְעוֹלְמֵי-הָעוֹלָׂמִית, כִּלְבִיאָה נוֹרָאָה צוֹעֶקֶת בַּחֲבָלֶיהָ לְתִקּוּן גָּמוּר, לַמְּצִיאוּת הָאִידֵאָלִית, וְאָנוּ חָשִׁים אֶת הַמַּכְאוֹבִים, וְהֵם מְמָרְקִים אוֹתָנוּ, כְּמֶלַח זֶה שֶׁמַּמְתִּיק אֶת הַבָּשָׂר הֵם מַמְתִּיקִים אֶת כָּל מְרוֹרוֹתֵינוּ. בְּהָגוּת מִלִּין אִי אֶפְשָׁר לָנוּ לְבַטֵּא אֶת הַמַּחֲשָׁבָה רַחֲבַת הַשְּׁחָקִים הַזֹּאת, יִחוּדִים אָנוּ מְיַחֲדִים, בְּשֵׁמוֹת אָנוּ מִכַוְּנִים: נְקֻדָּה — שָׁמַיִם וָאָרֶץ חֲדָשִׁים וּׁמְלוֹאֵיהֶם אֲצוּרִים שָׁם, אוֹת — וְעוֹלָמִים מִתְגַּלִּים, תֵּבוֹת — וְרִבְבוֹת עוֹלְמֵי עַד וַהֲמוֹן יְצוּרִים, שָׁלֵו וְעָלֵז מָלֵא חֶדְוַת אֵל אֵלִים, מָלֵא שָׁלוֹם וֶאֱמֶת. וְהַנְּשָׁמָה הוֹלֶכֶת וּמִתַּקֶּנֶת.

ב.

עַל יְדֵי הַתְּשׁוּבָה הַכֹּל שָׁב לָאֱלֹהוּת, עַל יְדֵי מְצִיאוּת כֹּחַ הַתְּשׁוּבָה, הַשּׂוֹרֵר בָּעוֹלָמִים כֻּלָּם, שָׁב הַכֹּל וּמִתְקַשֵּׁר בִּמְצִיאוּת הַשְּׁלֵמוּת הָאֱלֹהִית, וְעַל יְדֵי הָרַעְיוֹנוֹת שֶׁל הַתְּשׁוּבָה, דֵּעוֹתֶיהָ וְהַרְגָּשׁוֹתֶיהָ, כָּל הַמַּחֲשָׁבוֹת, הָרַעְיוֹנוֹת וְהַדֵּעוֹת, הָרְצוֹנוֹת וְהַהַרְגָּשׁוֹת, מִתְהַפְּכִים וְשָׁבִים לְהִקָּבַע בְּעֶצֶם תְּכוּנָתָם בְּתֹכֶן הַקֹּדֶשׁ הָאֱלֹהִי.

 

§1, §2 Глубины Тшувы и всеобщее бытие.

1

Из глубин приходит тшува. Из той великой глубины, в отношении которой индивидуальная душа    не является самостоятельной структурой , но продолжает величественное всеобщее бытие. Желание тшувы прикасается к мировому Желанию, своему высшему Источнику; и поскольку  могучий поток Воли устремлен творить добро, тут же многочисленные реки (ручьи) изливаются во всех направлениях реальности,- явить добро и принести улучшение всем(у). “Велика тшува, которая приводит исцеление в мир; и (даже если) один сделал тшуву, прощают ему и всему миру в целом”. 

В великом канале, по которому струится жизненный сок, (не утративший своего основного), сущностного свойства, явлено единство всего сущего в его источнике; и духом витающим (постоянно незримо присутствующим) тшувы обновляется всё для блага высшего, чистейшего и сияющего.

Тшува приходит из стремления всего мироздания стать лучше, прозрачнее, прочнее  и совершеннее, чем оно есть. В этом желании спрятана жизненная сила преодоления ограниченности бытия (всего сотворённого) и его слабости.  И тшува отдельного человека, и, тем более, тшува общества, черпает свою силу из этого источника жизни, действующего непрерывно в своей мощи. 

2

Тшува обитает в сердце постоянно; и даже в сам момент греха тшува таится в душе, и она посылает свои лучи, которые проявятся после, когда придёт сожаление (раскаяние), призывающее к тшуве.

В глубине  реальной жизни, как она есть, заложена тшува, так как тшува  предшествует (сотворению) мира (она старше, чем мир); и прежде, чем пришёл грех, уже была приготовлена тшува для него. 

Поэтому нет в мире вещи надёжной, как тшува, и в конце всё придёт к исправлению; и тем более (народ) Израиля оповещён (уверен, обеспечен)  и подготовлен совершить тшуву, приблизиться к своему подлинному желанию, воплотить в жизнь природу своей души, вопреки всем железным заслонам, препятствующим проявлению этой несокрушимой (крепкой, могучей, здоровой) природы.