Занятие 12. Орот а тшува — глава четвертая, обзацы 7+

7

Душа Собрания Израиля — абсолютная праведность, реализация которой включает в себя всё моральное благо в действии. Поэтому каждый раз, когда отдельный еврей грешит против морали, ослабляет он тем самым свою связь с  душой народа в целом. И первая, основополагающая Тшува — соединиться с душой народа, и вместе с ней непременно исправит он все свои пути и деяния, в соответствии с сущностным содержанием народной души. 

8

Предшествует всем остальным видам тшувы Тшува к величию Всевышнего.

Несмотря на то, что расширение света* требует понятий более высокого уровня и содержание понятия «величие«, при всей его широте, оказывается тесным для того, чтобы вместить великий разлив светов Тшувы, концентрация смыслов которого ценнее мудрости и величия.

И это — основа Тшувы,  свет которой откроется в начале эпохи Машиаха, и вберет в себя все более мелкие пути тшувы,- ведь все они в него включены.

В этом великом свете, в начале его прорыва,  кажется, будто бы он отторгает малый свет.

И люди дерзкие восстают и возвышаются, в попытке взять на себя роль Пророков  להעמיד חזון — и терпят неудачу. Однако, это поражение происходит не иначе, как из- за малых видов света, которые кажутся отвергнутыми.

А великий свет продолжает свои труды, не покладая рук, пока не проявится снова со всеми своими сокровищами,  верхними и нижними.» Огради пролом сыном- наглецом; и с ветвей колючих розы соберем».

  • «Свет» у рав Кука — это понимание, постижение, как в русском и на иврите мы говорим «в свете этого (понимания)..», לאור זאת

9

С разных сторон придет и  раскроется Тшува. Одной из них будет страдание от того, что обижен великий дух, заключённый во всём наследии, полученном от наших отцов, мощь и величие которого невозможно измерить.

А дух великий этот, источник его — источник жизни, источник Божественный, высший, раскрытие которого продолжается из поколения в поколение; и когда обращают к нему сердце, в нём обретают всё вожделенное и прекрасное. 

Но тьма неверия стала причиной отпадения от этого ”рога помазания” и блуждания в чужих полях, где нет для нас влаги и жизненности вовсе.

Это великое страдание прорвётся с мощью, и будет сопровождать его дух вдумчивости и неспешности, дабы осознать, что (ценное) можно вынести из всех блужданий, которые стали нам преткновением.

Святая свобода, скрытая в глубине души, выйдет из заточения, и с могучей жаждой начнёт каждый бодрствующий дух черпать и пить вдоволь из этого высшего источника жизни. Знание, и чувство, и вкус жизни, взгляд на мир и жажда национального возрождения, исправление душевных недостатков и укрепление телесной мощи, государственное устройство и прелесть товарищества на путях повседневной жизни, терпение (там, где оно подобает), вместе с живой ревностью против всего отвратительного и злого, постыдного и уродливого, и внутреннее самопожертвование ради всего того, что приводит, или приведёт к проявлению высшего общего блага — всё это родится и откроется тогда, как один массив. И чтобы поддержать этот (процесс), должны мы подготовить сердца к (восприятию) истинного, внутреннего света Торы, тайн Торы, из-за влияния которых на прилепившихся к ним без должной подготовки так увеличилось число тех, кто чурается  их и пренебрегает ими.

Именно из этого света жизни, влияние которого на неподготовленных приносит миру смертельную опасность, именно из него произрастёт избавление (мира), окончательное избавление, явление света высшего блага, который (пришел) оживить как общество, так и отдельную личность, восстановить “падающий шатёр Давида”, и устранить поношение народа Всевышнего со всей земли. 

10

Дерзость (эпохи) прихода Машиаха происходит от того, что мир уже созрел достаточно, чтобы требовать понимания того, каким образом все частности  связаны с целым, и частная идея, не связанная с величием общей картины, не может удовлетворить сознание.

 И если бы мир занимался постижением Торы в той мере, которая дала бы духовной составляющей души дорасти до понимания подобающей связи частностей с общими духовными законами, тогда бы тшува и исправление мира, происходящее с нею вместе и благодаря ей, проявились бы и реализовались.

Однако, поскольку нерадивость стала причиной того, что свет внутренней Торы, требующий от личности постоянного движения вверх и само-освящения, не проявился в мире как следует, пришло требование такого устройства жизни, чтобы частности мыслились через понимание общего, в то время, когда завершение раскрытия света и прокладывания дороги для такого понимания ещё не произошло, и из-за этого пришло ужасающее разрушение. И мы вынуждены воспользоваться высшим лекарством: добавлением силы духовной способности, настолько, чтобы путь понимания и осмысления связи всех аспектов Торы, идейных и практических с общим содержанием наиболее возвышенным, стал доступной, прямой дорогой,  соответствующей восприимчивости души обычного, заурядного, рядового человека, и тогда вернётся сила духовной жизни в действии и мысли, и общая тшува начнёт давать свой плод.

Занятие 11. Орот а тшува — глава четвертая 5,6

Невозможно достичь подлинного духовного стремления к общему избавлению (народа Израиля) без глубокой внутренней тшувы от всякого греха и искажения.

Однако, если человек делает тшуву с пониманием этого,  прощают ему и всему миру в целом; и также могут многие приобщиться к идеальному свойству, сокрытому в душе народа (Израиля), благодаря индивидуальной тшуве, совершаемой с целью сделать возможным расцвет  страстного стремления к величию народа (Израиля) в его чистоте.  

6

Вершина души народа — общая цель, к которой народ стремится всей сутью своего бытия; и это уже распространяется на всё мироздание в целом, и высшая идея тшувы находится в предельной точке этого тайника.

בֶּאֱמֶת אִי אֶפְשָׁר לְהִתְרוֹמֵם אֶל הַתְּשׁוּקָה הָרוּחָנִית שֶׁל יְשׁוּעַת הַכְּלָל בְּלִי תְּשׁוּבָה פְּנִימִית עֲמֻקָּה מִכָּל חֵטְא וְעָווֹן. אָמְנָם יָחִיד שֶׁשָּׁב בְּמוּבָן זֶה מוֹחֲלִים לוֹ וּלְכָל הָעוֹלָם כֻּלּוֹ, וְכֵן יְכֹלִים רַבִּים לְהִתְעַלּוֹת לַתְּכוּנָה הָאִידֵיאָלִית הַגְּנוּזָה בְּנִשְׁמַת הָאֻמָּה עַל יְדֵי תְּשׁוּבָת הַיָּחִיד, הַשָּׁב לְמַטָּרָה זוֹ שֶׁל הִתְאַפְשְׁרוּת הַזְרָחַת תְּשׁוּקַת גְּאוֹן הָאֻמָּה בְּטָהֳרָתָהּ.

רֹאשׁ הַפִּסְגָּה שֶׁל נִשְׁמַּת הָאֻמָּה הִיא הַמְּגַמָּה הַכְּלָלִית, שֶׁהָאֻמָּה שׁוֹאֶפֶת אֵלֶיהָ בְּעֶצֶם הֲוָיָתָהּ, וְזֶה כְּבָר יוֹצֵא עַל כְּלָלוּת הַהֲוָיָה, וְרַעְיוֹן הַתְּשׁוּבָה הָעֶלְיוֹן נָעוּץ בִּמְרוֹם חֶבְיוֹן זֶה.

 

Занятие 10. Завершение изучения книги Орот А Кодеш т.3. Святость, религия, любовь

11

Необходимо, чтобы привил человек себе простую природную мораль, во всей её широте и глубине, и страх перед Богом, и чистую квинтэссенцию простой веры, и все её свойства вширь и вглубь. И на основе двух этих сокровищ построит все высшие свойства своего духа.

 

Нельзя, чтобы боязнь Небес вытеснила природную мораль человека. Ведь тогда она больше не будет чистой боязнью Небес.

 

Признак чистой боязни Небес: когда, благодаря ей, естественная мораль, укоренённая в прямоте человеческой  природы, восходит и поднимается на более высокие ступени, которых не могла бы достичь без неё.

 

Однако, если мы встретим такую боязнь Небес,  без влияния которой в жизни больше проявляется склонность творить добро и реализовывать вещи, полезные для человека и общества, а с её влиянием эта творческая сила уменьшается, боязнь Небес такого вида — боязнь негодная.

 

Связь с Б- жественным, высокая и чистая, вовсе не отрицает мир и жизнь со всей глубиной их содержания, но даже выявляет их подлинность придаёт  глубину.

Если бы не согрешил народ Израиля, не нуждались бы вовсе в привлечении ресурсов извне, чтобы дополнить себя во всех областях жизни. Однако, грех стал причиной того, что высшая мысль увяла, и остался лишь дочерний свет, у которого нет высшей яркости и всеобъемлющего совершенства Абсолютной недосягаемости Божественной мысли. И, само собой, нет у него этой удивительной способности к расширению, а это приводит к тому, что сосредоточенность на состоянии связи с Богом подрывает силу остальных способностей.

И должно было прийти рассеяние Изгнания, дабы восполнить этот ущерб, впитать в себя все достоинства всех народов, чтобы завершить свой образ.

И это завершение образа, и длительное очищение народной души в плавильной печи галута, привело к тому, что стало возможно возвращение Высшего Света.

Это и есть свойство Света Машиаха, предназначенного нам, во всём его величии.

И велики избранные, во всякое врямя и во всякий час оттачивают они мудрость, и прозревают Избавление. Созерцают они Свет Машиаха, и сознание их расширяется настолько, что силой привязанности к Богу, удостаиваются они многих вещей, и весь мир подобает им.

Это и есть наследие тех, кто занимается Торой во имя её, кто следует путём раби Меира, в Торе которого было сказано: «одежды из света»

То есть, отсвет Машиаха, Тора которого может и обязана распространиться на все собрания народов и их государства, и на все пути жизни и их частные особенности вместе с наполнением силой и сиянием, которые в них.

 

Занятие 9. “Орот А Тшува” , гл. четвертая, абзацы 3, 4

kook

Глава четвертая

3

Общая тшува, то есть поднятие мира  и исправление его, и частная тшува, касающаяся каждой отдельной личности, вплоть до тончайших деталей индивидуального исправления, различить и конкретизировать которые под силу лишь Творцу, — вместе составляют одно содержание.

И все культурные достижения, с помощью которых мир поднимается из руин, и все устроения жизни общественной и экономической, постоянно совершенствующиеся, — вместе с исправлением всякого греха, от самых тяжелых  преступлений — до уточнений Мудрецов, поставивших ограду Торе, и самых выдающихся качеств благочестия, — суть одно целое, и неотделимы друг от друга: “все они к месту одному возносятся”. 

4

Природа во всей полноте и каждое  творение, история человечества и деяния отдельной личности  должны быть рассмотрены одним взглядом, как единое содержание, состоящее из разных “глав” ; и тогда свет мудрости, приводящий к тшуве, поспешит прийти.

 

Занятие 8. “Орот А Тшува” , гл. четвертая, абзацы 1,2,3

Тшува отдельного человека и тшува общества, в мире и в собрании Израиля.

1

Неудержимы потоки тшувы, частной и общей, подобны  волнам пламени на теле солнца, восстающим и поднимающимся в извечной  войне; и они дают жизнь множеству миров и бесчисленным созданиям. Нет сил запечатлеть всё изобилие  цветов спектра этого великого Солнца, светящего всем мирам, — Солнца Тшувы, — из-за их текучести и многообразия, из-за их удивительной быстроты, из-за того, что они сами собой приходят из Источника Жизни, а ведь  даже Время — лишь одна из ограниченных форм Его проявления.

Душа человека и общества, этого мира и всех миров, как страшная  львица, кричит в родовых муках своих по окончательному исправлению, по идеальной реальности; и мы чувствуем эту боль, и она  очищает нас. Как соль улучшает вкус мяса, так она “подслащивает” нашу “горечь”.

Словами не  выразить эту мысль, широкую, как небо; к единству Единого возносим сердце, к Именам Его направляем разум: точка — новые небо и земля и наполняющие их заключены там; буква —  миры раскрываются; слова — мириады миров и сонм творений, безмятежный и ликующий, полный радости Бога богов, полный мира и истины.

И душа исправляется постоянно.

2

С помощью тшувы всё возвращается к Богу. 

Благодаря существованию силы тшувы, властвующей во всех мирах, возвращается всё и связывается  с совершенным Божественным бытием. 

Через идеи тшувы, её воззрения и переживания, все мысли, идеи и мнения, желания и чувства  преобразуются и возвращаются к истоку своей сущности, обретая прочное основание в святом божественном содержании.

פרק ד.

 הַתְּשׁוּבָה הַפְּרָטִית הַיְחִידִית וְהַתְּשׁוּבָה הַכְּלָלִית הַצִּבּוּרִית הָעוֹלָמִית, בָּעוֹלָם וּבִכְנֶסֶת יִשְׂרָאֵל

א.

שׁוֹטְפִים הֵם זִרְמֵי הַתְּשׁוּבָה, הַפְּרָטִית וְהַכְּלָלִית, דִּמְיוֹנָם כְּגַלֵּי שַׁלְהָבוֹת שֶׁעַל גּוּף הַשֶּׁמֶשׁ, אֲשֶׁר בְּמִלְחֶמֶת-עַד הֵם מִתְפָּרְצִים וְעוֹלִים, וְהֵם נוֹתְנִים חַיִּים לַהֲמוֹן עוֹלָמִים וְלִיצוּרִים אֵין סְפוֹרוֹת. אֵין כֹּחַ לִקְלֹט אֶת הֶהָמוֹן הָרַב שֶׁל הַצְּבָעִים הָרַבִּים אֲשֶׁר לַשֶּׁמֶשׁ הַגְּדוֹלָה הַזֹּאת הַמְאִירָה לָעוֹלָמִים כֻּלָּם, שֶׁמֶשׁ הַתְּשׁוּבָה, מִפְּנֵי שִׁטְפָם וְרִבּוּיָם, מִפְּנֵי מְהִירוּתָם הַנִּפְלָאָה, מִפְּנֵי שֶׁהֵם בָּאִים מִמְּקוֹר הַחַיִּים בְּעַצְמָם, שֶׁהַזְּמַן בְּעַצְמוֹ הוּא רַק אֶחָד מֵהַתַּבְנִיּוֹת הַמְצֻמְצָמוֹת שֶׁלּוֹ. 

הַנְּשָׁמָה הַיְחִידִית וְהַצִּיבּוּרִית, הָעוֹלָמִית וְעוֹלְמֵי-הָעוֹלָׂמִית, כִּלְבִיאָה נוֹרָאָה צוֹעֶקֶת בַּחֲבָלֶיהָ לְתִקּוּן גָּמוּר, לַמְּצִיאוּת הָאִידֵאָלִית, וְאָנוּ חָשִׁים אֶת הַמַּכְאוֹבִים, וְהֵם מְמָרְקִים אוֹתָנוּ, כְּמֶלַח זֶה שֶׁמַּמְתִּיק אֶת הַבָּשָׂר הֵם מַמְתִּיקִים אֶת כָּל מְרוֹרוֹתֵינוּ. בְּהָגוּת מִלִּין אִי אֶפְשָׁר לָנוּ לְבַטֵּא אֶת הַמַּחֲשָׁבָה רַחֲבַת הַשְּׁחָקִים הַזֹּאת, יִחוּדִים אָנוּ מְיַחֲדִים, בְּשֵׁמוֹת אָנוּ מִכַוְּנִים: נְקֻדָּה — שָׁמַיִם וָאָרֶץ חֲדָשִׁים וּׁמְלוֹאֵיהֶם אֲצוּרִים שָׁם, אוֹת — וְעוֹלָמִים מִתְגַּלִּים, תֵּבוֹת — וְרִבְבוֹת עוֹלְמֵי עַד וַהֲמוֹן יְצוּרִים, שָׁלֵו וְעָלֵז מָלֵא חֶדְוַת אֵל אֵלִים, מָלֵא שָׁלוֹם וֶאֱמֶת. וְהַנְּשָׁמָה הוֹלֶכֶת וּמִתַּקֶּנֶת.

ב.

עַל יְדֵי הַתְּשׁוּבָה הַכֹּל שָׁב לָאֱלֹהוּת, עַל יְדֵי מְצִיאוּת כֹּחַ הַתְּשׁוּבָה, הַשּׂוֹרֵר בָּעוֹלָמִים כֻּלָּם, שָׁב הַכֹּל וּמִתְקַשֵּׁר בִּמְצִיאוּת הַשְּׁלֵמוּת הָאֱלֹהִית, וְעַל יְדֵי הָרַעְיוֹנוֹת שֶׁל הַתְּשׁוּבָה, דֵּעוֹתֶיהָ וְהַרְגָּשׁוֹתֶיהָ, כָּל הַמַּחֲשָׁבוֹת, הָרַעְיוֹנוֹת וְהַדֵּעוֹת, הָרְצוֹנוֹת וְהַהַרְגָּשׁוֹת, מִתְהַפְּכִים וְשָׁבִים לְהִקָּבַע בְּעֶצֶם תְּכוּנָתָם בְּתֹכֶן הַקֹּדֶשׁ הָאֱלֹהִי.